20210115 hohlov

20210115 hohlov
О том, что каждая несчастливая семья несчастлива по-своему, вспоминаешь всяких раз, когда жизнь подкидывает историю с глубокими корнями. На этот раз все началось с долга за газ у многодетной матери и проблем с паспортом у отца ее третьего ребенка. Хотя на самом деле главные события произошли достаточно давно…

Больше двадцати лет минуло с тех пор, как одну из молодых жительниц села Салтыковка лишили материнских прав. Не потому, что кто-то затаил зло против Светланы, а потому, что всем соседям до слез было жалко голодных и грязных детишек, мальчишку и девчонку, Маринку, которые ходили по селу, по соседям, пока их мамаша устраивала личную жизнь и получала удовольствие: вино текло рекой, мужчины сменяли один другого. Односельчане укоризненно качали головой: «Не всякий мужик выпьет столько, сколько Светка может». Когда в очередной раз пришла зима, стало страшно, что малолетние скитальцы просто замерзнут. Тогда-то ничего не понимающих детей забрали сначала в больницу, где отмыли-накормили. Потом Марину отвезли в один из самых красивых уголков Саратовской области, в Хвалынский район, туда, куда сейчас ездят, чтобы принять термальные ванны и покататься на горных лыжах. Девочка попала в эти живописные места в детский дом. Там было тепло и сытно, жизнь потекла по расписанию. Появились подружки.

Одна из них на выпускном и познакомила Марину со своим братом. Парень уже работал слесарем и оператором котельной, его зарплаты вполне хватало на двоих. У молодого мужа были родители. Не то чтобы они очень обрадовались решению сына связать свою жизнь с детдомовской девчонкой, но возражать не стали: пустили молодых жить в бабушкин домик, свекровь учила Марину ухаживать за огородом, заготавливать на зиму урожай, варить варенье и компоты, солить помидоры и огурцы. Замуж Марину ее парень не звал, родители его тоже никак не настаивали на оформлении их отношений. Молодые думали, что впереди – целая жизнь, и они еще все успеют. Первым делом, обустроив быт, решили получить положенную Марине по закону как сироте квартиру. Девушка родилась в Ртищевском районе, поэтому и на жилье могла рассчитывать в нашем городе.

- Муж мне тогда очень помог,- рассказывает Марина. – Он был настойчивый, собирал документы, ездил со мной подавать исковое заявление в суд.

Все закончилось благополучно. Марине дали однокомнатную квартиру в одной из ртищевских «малосемеек», но семья решила не менять уже налаженный быт в бабушкином домике в Балаковском районе на совсем чужое им Ртищево. Квартиру сдали внаем, семейный бюджет пополнился лишним рублем.

Все складывалось удачно. Но только устоявшаяся жизнь рухнула в один момент: муж Марины умер, когда ему было 25 лет. Он и раньше не отличался хорошим здоровьем, но такого скорого конца никто не ожидал.

Когда первый шок прошел, Марина поняла, насколько чужой она стала людям, которые еще вчера были близкими. У нее не было детей, которые звали бы маму покойного бабулей. Никаких прав на дом, в котором она несколько лет вместе с любимым человеком создавала уют, у женщины тоже не было.

Мама Марины, Светлана, к тому времени тоже умерла, успев пожить в последние годы в соседней деревне с мужчиной-инвалидом, родив еще одну дочку и не выдержав соревнования с мужем «кто больше выпьет».

Хорошо еще, у молодой женщины было свое жилье. В нем ей и пришлось поселиться, собрав нехитрые пожитки…

Лет пятнадцать, наверное, прошло с тех пор, как мы рассказывали читателям о печальной судьбе и страшном конце одной из жительниц с. Потьма. Многолетние поиски счастья  на дне бутылки привели ее к тому, что она вела жизнь бродяжки, имея свой дом, а когда-то – семью и детей. На тот момент, когда случился грустный финал, лучшие времена для нее давно были в прошлом: дети жили по детским домам, жилище топилось от случая к случаю, газ и электричество были отключены, в старом чугунке – похлебка из собранных с чужих огородов овощей. Особенно трудно было зимой: дрова для отопления дома приходилось собирать в посадках, проваливаясь в снег, сырые ветки горели плохо. Хорошо еще, для розжига можно было разжиться щепками в недостроенном колхозом детском саду. Эти лучинки помогали заняться огню на сложенных влажных палках в старой, дымной русской печи. Тогда появлялась надежда на то, что жидкая похлебка в чугунке закипит. Так бы женщина и влачила свое жалкое существование среди остатков скудной пищи и грязных лохмотьев, если бы в один из зимних дней, выковыривая в разрушенном детском саду из стены лучины, она не сдвинула плиту, которая, рухнув, положила конец этой жалкой жизни. Ее тихо схоронили. Сын, Сашка, в это время разучивал в детском доме Хвалынска стишки к Новому году и ждал новую машинку и кулек конфет от Деда Мороза. Он даже не узнал тогда, что стал настоящим сиротой.

После окончания школы и выпускного в детском доме Сашка решил вернуться на родину, в Ртищево. Встал на очередь на получение «сиротской» квартиры, но особенно на нее не рассчитывал – снял однокомнатную в военном городке…

Даже если детдомовские дети выходят из разных учебных заведений, по какой-то странной иронии судьбы их пути рано или поздно пересекаются. Это вам подтвердит любой сотрудник детского дома. Так случилось и в нашей истории: Марину познакомили с Сашкой, они сразу понравились друг другу. Молодой женщине было одиноко в чужом городе, а парню нечем было платить за съемное жилье. Совсем скоро он переехал к Марине, и они зажили. Сначала, пока радость друг от друга не остывала, молодая пара не замечала материальных трудностей. Но спустя несколько месяцев Марина начала сравнивать своего нового поклонника с человеком, с которым жила раньше. Сашка был полной его противоположностью: любил поваляться у телевизора, вкусно поесть, покурить, выпить. Регулярная работа в его потребностях не значилась. Марина уж было стала задумываться о судьбе этих романтических отношений, но тут поняла, что скоро в их спонтанной семье будет прибавление. Будущий отец новости обрадовался, но образ жизни предпочел не менять. Беременная женщина решила, что ее ребенок не будет, как она, безотцовщиной. «Вот родится ребенок, и все изменится», - подумала она.

Денег так и не было. Жили от пособия до пособия, от подработки до калыма.

И тут, словно по мановению волшебной палочки, в жизни будущих родителей появляется риелтор. Представительный мужчина с гладкой речью. Он предлагает помочь будущим родителям поменять их квартирку на жилье в любом экологически чистом месте, где будущему ребеночку будет раздолье, а Марина сможет заниматься огородом и хозяйством. Самые безбедные годы ее жизни после детского дома были связаны с деревней в Балаковском районе. Туда-то она и решила отправиться накануне рождения первенца. Добрый риэлтор после совершения сделки даже помог загрузить в машину нажитое Мариной в Ртищево. Кажется, она до сих пор не понимает, насколько эта сделка была выгоднее гладкому прощелыге, чем ей.

В жизни семьи на новом месте изменилось немногое: Сашка продолжал жить в свое удовольствие, Марина же теперь получила возможность прокормить все семейство с огорода. Правда, работать было тяжело, время родов неумолимо приближалось.

Появление малыша на какое-то время сняло финансовую напряженность в семье: «родовые» выплаты и детское пособие стали для них спасением. Вполне предсказуемо, что Сашка не женился на своей избраннице даже после рождения сына, а ребенок от папаши получил только отчество и прочерк в графе «отец» в Свидетельстве о рождении.

Не успела улечься радость от рождения ребенка, только Марина как-то втянулась в новый ритм: пеленки-кормление-купание-кухня-огород – как ее словно обухом по голове огрело понимание того, что она… снова беременна. Сашка к новости отнесся равнодушно – к тому времени он уже понял, что на его образе жизни дети никак не сказываются. Только размер пособия растет. Марина же все яснее понимала, что еще одного рта ей не потянуть. И она сделала выбор: родив второго ребенка и получив право на материнский капитал, женщина вместе с детьми вернулась в Ртищевский район. С тех пор про Сашку, отца двух своих детей, Марина слышала лишь однажды, когда навести справки о нем приходили сотрудники правоохранительных органов. Где он скитается и на что живет – никому не известно…

Екатерина в Ртищевский район приехала с мужем и детьми в 1993 году. Семья жила на Украине, в Луганской области. Тогда там было тихо и спокойно, ничто не предвещало войны. Но семья решила перебраться в Россию. Сыну Сергею было 10 лет. Поселились в одном из сел Краснозвездинского муниципального образования. Новоселье, обустройство, праздники, хлопоты – много лет после переезда у гостей из Украины не доходили руки до оформления документов, необходимых для проживания на территории России. Сергею исполнилось 14 лет, но его мать продолжала оставаться гражданкой Украины и ни себе, ни сыну документов выправить не спешила. Странно сейчас звучит, но отсутствие у мальчика паспорта не привлекло внимания ни одной из служб, включая школу. Хотя назвать семью благополучной язык не повернулся бы: мать без гражданства, найденный ею уже здесь сожитель – несколько раз судим. Екатерина стала гражданкой России только в 2009 году, когда уже Сергей, пойдя по стопам отчима, «мотал» очередной срок.

Нелады с законом начались у парня в 2002 году, в 20 лет. Тогда у него из всех документов, удостоверяющих личность, было только Свидетельство о рождении. Отсутствие документов не помешало ему стать «специалистом» по бытовым кражам. «Это же домушник!» - восклицают как один оперативники тех лет. Тащил из домов и магазинов, унести, несмотря на легкое телосложение, мог за один раз много, не гнушался ничем, от тазов и баков до жвачки и конфет. «Вырвал пробой на двери вышеуказанного дома и незаконно проник внутрь дома, то есть в жилище, откуда тайно похитил имущество, принадлежащее (владельцу), а именно: сахар в количестве 30 кг. по цене 20 рублей за 1 кг. на общую сумму 600 рублей, муку в количестве 25 кг. по цене 11 рублей за 1 кг. на общую сумму 275 рублей, крупу гречневую в количестве 20 кг. по цене 25 рублей за 1 кг. на общую сумму 500 рублей, макаронные изделия в количестве 15 кг. по цене 17 рублей за 1 кг. на общую сумму 255 рублей, рис в количестве 5 кг. по цене 22 рубля за 1 кг на общую сумму 110 рублей, крупу пшеничную в количестве 3 кг. по цене 10 рублей за 1 кг. на общую сумму 30 рублей, крупу манную в количестве 2 кг. по цене 12 рублей за 1 кг. на общую сумму 24 рубля, масло подсолнечное в количестве 4,5 литра по цене 20 рублей за 1 литр на общую сумму 90 рублей, мед в количестве 1 кг. стоимостью 300 рублей, 3 стеклянных банки емкостью по 0,7 литра с клубничным вареньем по цене 50 рублей за каждую на общую сумму 150 рублей, 2 стеклянных банки емкостью 0,5 литра с вишневым вареньем по цене 30 рублей за каждую на общую сумму 60 рублей, одну литровую стеклянную банку с земляничным вареньем стоимостью 55 рублей, 6 пачек чая «Лисма» по цене 20 рублей за каждую на общую сумму 120 рублей, фляги алюминиевые в количестве 2 штук емкости по 25 литров каждая по цене 550 рублей, за одну флягу на общую сумму 1100 рублей, таз алюминиевый емкостью 25 литров, стоимостью 300 рублей, таз алюминиевый емкостью 40 литров стоимостью 400 рублей, литровую алюминиевую кастрюлю стоимостью 50 рублей, три алюминиевых кастрюли емкостью по 2 литра каждая по цене 100 рублей за одну на общую сумму 300 рублей, 10 литровую алюминиевую кастрюлю стоимостью 200 рублей, чайник алюминиевый емкостью 3 литра стоимостью 100 рублей, одеяло байковое стоимостью 300 рублей, 10 белых полотенец по цене 50 рублей за одну штуку на общую сумму 500 рублей, 2 простыни по цене 70 рублей за одну штуку на общую сумму 140 рублей, комплект постельного белья стоимость 200 рублей, освежители воздуха в количестве 2 штук по цене 50 рублей за один на общую сумму 100 рублей, шампунь «Чистая линия» в количестве 2 штук по цене 30 рублей за одну штуку на общую сумму 60 рублей, сапоги резиновые темно-синего цвета стоимостью 200 рублей, сапоги резиновые черного цвета стоимостью 100 рублей, а всего похитил имущества и продуктов питания на общую сумму 6619 рублей. После чего с похищенным имуществом с места преступления скрылся, обратив его в свою собственность, распорядившись им по своему усмотрению» (цитата – по приговору Ртищевского районного суда). И это – за один раз. Всего же этот «гражданин мира» с 2002 по 2012 год отбывал наказание, по сведениям из разных источников, от трех до пяти раз (в последнем варианте, видимо, прибавлена пара условных сроков, не закончившихся реальным заключением). Отсутствие паспорта какой бы то ни было страны не мешало Сергею регулярно попадать на полное государственное обеспечение в места не столь отдаленные на территории России. Личность его устанавливалась либо на основании Свидетельства о рождении, либо благодаря справке об освобождении. Освободившись в последний раз в 2012-м, он официально получил статус лица, нежелательного к пребыванию на территории России на период до 2016 года. Тогда мать попробовала решить проблему, отправив Сергея на Украину к бабке. Сергей уехал, а вот что там произошло дальше – доподлинно неизвестно: по версии семьи – бабушка, посмотрев на внука, передумала оставлять его у себя; злые же языки утверждают, что мужчина и там попытался разжиться имуществом тем же способом, каким пытался делать это здесь; ну и, соответственно, загремел «под фанфары» точно так же. Правды здесь не найдешь – каждый будет стоять на своей версии. Да и какая разница, что там случилось? Важно, что очень скоро Сергей снова оказался в Ртищевском районе.

Вот, кажется, все тропки, наконец-то, сходятся в маленьком домике в с. Голицыно Краснозвездинского муниципального образования. Его Марина купила на материнский капитал, вернувшись из Балаковского района в родной Ртищевский. Здесь же неподалеку жили Сергей с матерью. Он давно, уже семь лет как, «завязал» с воровской жизнью, но семьей так и не обзавелся. «Вот и свела судьба нас», - пел незабвенный В. Ободзинский. Вскоре Марина и Сергей уже не просто жили вместе – они ждали третьего ребенка в семье. Правда, семьей в традиционном смысле слова их назвать нельзя. Хотя мальчишки сразу признали в приемном отце своего, а в будущем отцовстве он не сомневался ни на секунду, дать детям и любимой женщине свою фамилию Сергей не мог. Причиной было все то же отсутствие гражданства. Из-за этого не брали на постоянную работу, приходилось перебиваться случайными заработками. В свободное время ремонтировали дом, делали пристройку, расширяли и меняли двери, стелили полы. Постепенно обзавелись хозяйством: в сарае захрюкали свинки, во дворе появились куры. Детишкам на молочишко завели козу. Марина под чутким руководством новой свекрови осваивала новые секреты заготовки урожая на зиму.

Когда девочка подросла, Марина попробовала устроиться на работу в сельский магазин. История эта была короткой и печальной. На нее – тоже два взгляда. Один – семьи: трудно было сработаться с хозяином, платили мало, а работать надо было много. И односельчан (заметьте – не хозяина магазина): молодая здоровая женщина приходила утром на работу от трех детей и неработающего мужа; конечно, голодная, а на прилавках – продукты; вечером возвращалась домой, где ждали дети. В общем, расстались продавец и хозяин без привлечения правоохранительных органов. И то хорошо.

Был и еще один плюс в этой истории. Пока Марина ходила на работу, Сергей приловчился печь хлеб и варить щи. Да так у него удачно получается, что и сейчас, когда жена сидит дома, хлеб на столе по-прежнему испечен руками хозяина.

Все это время семья не оставляла попыток выхлопотать Сергею гражданство. С рождением третьего ребенка вопрос материального благосостояния встал ребром. Ситуация выглядела нереально: посадить человека без паспорта в тюрьму можно было, выпустить его оттуда без единого документа кроме справки об освобождении – тоже можно, даже СНИЛС выдать – и то можно! А вот паспорт получить после многих лет жизни на территории России, родившись еще в пресловутом Советском Союзе, на территории Луганской области, для жителей которой давно действует режим упрощенного получения гражданства – нельзя. И по этой причине нельзя кормить семью, нельзя признать своих детей своими, нельзя обеспечить себе старость. На сегодняшний день у Сергея утерян последний документ, удостоверяющий его личность – Свидетельство о рождении.

Занимаясь решением этой проблемы фактически с 2010 года, мать Сергея, Екатерина, собрала целую кипу документов. Но этого мало. Для получения российского гражданства надо получить официальный документ из посольства Украины, подтверждающий, что Сергей не является гражданином братской страны. В администрации Ртищевского района ему даже выдали материальную помощь в две тысячи рублей для поездки в посольство Украины в Москве. Но денег хватало на билет в один конец, и вскоре семья их благополучно проела.

В настоящее время накануне Нового года к решению проблемы этой семьи подключилось сразу несколько солидных и уважаемых структур. Отдел паспортно-визовой службы МО МВР РФ «Ртищевский» активно ищет возможность собрать недостающие Сергею для получения гражданства документы без дорогостоящих и малоэффективных поездок в посольство. Депутат Саратовской областной Думы А. П. Санинский взял ситуацию с получением гражданства под личный контроль. Управляющий КФХ «Агрос» П. Н. Крюков готов взять мужчину на работу сразу после того, как вопрос с гражданством будет решен.

В доме Марины и Сергея стоит большая нарядная елка. Под ней – три солидных кулька с конфетами. Тоже подарок от депутата А. П. Санинского. «Не трогают, Нового года ждут», - говорит зашедшая в гости бабушка Катя, кивая на внуков. Дома у них тепло, мальчишки бегают в майках. Но долгое отсутствие регулярных заработков привело к долгу за газ – сумма приближается к 50 тысячам рублей. И здесь вся надежда – тоже на решение бумажного вопроса. Будет гражданство – будет заработок. Марина уверена, что они со всеми проблемами справятся, экономить умеют и привыкли. А Сергей, помалкивая, хитро поглядывает исподлобья. На нем футболка с надписью «Mr. Prezident» и стилизованным портретом В. В. Путина.

Комментарии  

# Ни фига себе! 17.01.2021 12:45
Тяжела и неказиста жизнь Издомавыносиста.
Ну и захапочка у него - столько вынести за раз! Карманы шил на заказ? Помогите парню - скоро пенсию получать, а паспорта нет!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии незарегистрированных пользователей публикуются после модерации.
Не публикуются комментарии с оскорблениями, нецензурной бранью, флудом (не по теме).

Защитный код
Обновить